Новости прихода

Гервасий и Протасий

Обретение мощей Гервасия и Протасия описано самим Амвросием в письме к его сестре Марцеллине, биографом Амвросия святым Паолином, а также упомянуто Блаженным Августином в его «Исповеди» (9:7) и трактате «О граде Божием» (22:8). Августин, находившийся в этот момент на пути к обретению веры, взволнованно описывает виденное и слышанное им: «Тогда упомянутому предстоятелю Твоему открыто было в видении место, где сокрыты тела мучеников Протасия и Гервасия, которые столько лет хранил Ты нетленными в тайной сокровищнице Твоей, чтобы своевременно взять их оттуда в обуздание женщины лютой, но царственной… Исцелялись не только мучимые нечистыми духами…; один медиоланец, слепой в течение многих лет и известный всему городу… добился разрешения подойти и прикоснуться платком к носилкам, где покоились те, о ком сказано: «дорога в очах Господних смерть святых Его». Затем он поднес платок к глазам своим, и они сразу открылись. Об этом разнеслась молва, Тебе возносили хвалы, горячие, сиявшие радостью, поэтому противница Твоя, хотя и не приникла к здравой вере, но подавила в душе своей неистовоть в преследованиях («Исповедь» (9: 7)).

Сведения о жизни св. миланских мучеников Гервасия и Протасия содержатся в письме св. Амвросия Медиоланского сестре Марцеллине. Вот этот текст:

«Амвросий, раб Христов, братьям, находящимся во всей Италии, – желаю вечного спасения в Господе.

…Возвещу вам, благочестиво мудрствующим о Господе и верующим, и призову вас к радости по поводу обретения святых мощей.

В минувшую святую четыредесятницу, когда, по милости Божией, я был в числе постящихся и молящихся, стоял я раз ночью на молитве.

И вот я впал в такое состояние, что хотя и не спал, но и не чувствовал ничего. И видел я двух юношей в белых одеждах, поднявших вверх свои руки и молящихся; одержимый дремотой, я не мог говорить с ними. Когда я пришел в себя, они стали невидимы.

И молил я милосердого Господа, чтобы, если это – бесовское обольщение, Он удалил его от меня; если же здесь сокрыта какая-либо истина, то – чтобы яснее показал ее мне.

Для получения просимого у Господа, я усилил пост и во вторую ночь, во время пения петухов, видел то же, что и в первый раз: тих же юношей молящихся со мною.

В третью ночь, когда моя плоть, ослабев от поста, не могла уже предаться сну, юноши снова явились ко мне; в это время я не спал и лишь только всему этому изумлялся. С ними был и третий благолепный муж, похожий на святого апостола Павла, – как он изображается на иконе; он один только говорил со мной, а те молчали.

Говорил же он так:

– Это – те, которые, послушав моих слов, презрели мир и богатство и последовали за Господом нашим Иисусом Христом, не ища ничего земного или плотского; пробыв здесь в Медиолане десять лет в служении Богу, они сподобились быть мучениками Христовыми; тела их ты найдешь лежащими во гробе в земле на том месте, где стоишь и молишься; изнеси их из земли и устрой храм во имя их.

Я спросил об именах их, и он мне отвечал:

– Ты найдешь возле глав их книжку, в которой написано об их рождении и кончине.

Созвав братию и епископов и передав им о виденном, я начал прежде всего сам копать, епископы же помогали мне. И мы нашли, как поведал святой Павел, гроб, в котором увидели тела святых, как бы только теперь погребенные и издающие прекрасное благоухание.

При главах их мы нашли книжку, в которой все по порядку написано так: – Я, раб Христов Филипп, взял тела сих святых в свой дом и предал их погребению. Матерью их была Валерия, отцом – Виталий; они родили сих сыновей близнецами и назвали одного Протасием, а другого Гервасием. Виталий был воином и жил в Медиолане, служа тайно с своею супругою Богу…

Когда Гервасий и Протасий остались сиротами после своих родителей, сподобившихся мученических венцов, то продали дом и имущество свое, роздали все убогим и освободили рабов; сами же, заключившись в одной хижине, усердно предавались в течение десяти лет молитве, посту и чтению божественных книг. На одиннадцатый год, заключенные правителем Анулином в темницу, они пострадали за Христа. Когда военачальник Астазий шел из Медиолана на войну против моравов, то идольские жрецы, зайдя вперед, встретили его на пути и сказали:

– Если хочешь возвратиться к царю с победой, то заставь Гервасия и Протасия принести жертву богам, ибо боги разгневались на то, что эти два человека презирают их, и уже не хотят давать нам ответов на наши вопросы.

Услыхав об этом, Астазий вывел святых из темницы, поставил пред собой и сказал:

– Приказываю вам, чтобы вы не оскорбляли наших богов, но принесли  им  с честью жертвы, да благополучен  будет наш путь.

Гервасий сказал:

– Победы над врагами ты должен просить у Самого Всемогущего Бога, а не у тех идолов, которые не видят, не слышат, не говорят и не имеют дыхания.

Тогда Астазий повелел бить Гервасия оловянными прутьями до тих пор, пока он не умрет, и святой Гервасий от этих побоев скончался.

Приказав вынести его тело, Астазий сказал Протасию:

– Несчастный!   пощади   свою  жизнь,   не   будь   безумным, подобно своему брату.

Протасий отвечал:

– Не знаю, кто из нас несчастен: я ли, который не боюсь тебя, или ты, который боишься меня.

Астазий сказал:

– Как! я боюсь тебя, несчастный?

Святой сказал:

— Ты боишься, чтобы я не оскорбил тебя, не принеся жертвы идолам; если бы не боялся, то и не принуждал бы меня к жертве. Я же тебя не боюсь и презираю твои угрозы; идолов твоих я считаю за ничто, и поклоняюсь только Единому Богу, царствующему на небе.

Тогда Астазий повелел бить его палками, и долго били здесь святого мученика; когда же он был поднят с земли, Астазий сказал:– Несчастный! зачем ты так горд и непокорен? Неужели хочешь погибнуть так же, как и твой брат?

Протасий отвечал:

– Я не гневаюсь на тебя, Астазий, ибо вижу слепоту твоих очей: твое неверие не позволяет тебе видеть того, что – Божие. Господь мой не поносил Своих распинателей, но молился за них, сказав, что они и сами не знают – что творят. И ты не знаешь – что делаешь, посему я и жалею тебя. Однако, делай что начал, чтобы я мог ныне узреть, вместе с своим возлюбленным братом, своего Спасителя.

Тогда Астазий повелел усечь его мечем. Когда это произошло, я, раб  Христов Филипп, вместе с своим сыном, взял тайно ночью тела их в свой дом, о чем знал только Бог, и предал их погребению в этом мраморном гробе. Верую, что, по их молитвам, и я получу милость от Господа нашего Иисуса Христа, Который со Отцем и Святым Духом живет и царствует во веки».

Когда эти святые мощи были вынесены из земли, больные стали получать исцеление, бесы были изгоняемы из людей, слепые прозревали. Тот же святой Амвросий упоминает, что в их городе был один всем известный слепец, по имени Севир; лишь только он прикоснулся к краю одежд, бывших на мощах святых, то тотчас же прозрел.

Молитвами святых Твоих, Господи, просвети наши душевные очи, дабы мы могли ходить во свете Лица Твоего и о имени Твоем возрадовались во веки. Аминь».

Источник: Жития святых св. Дмитрия Ростовского, 14 октября

Мощи Гервасия и Протасия были положены св. Амвросием в новой медиоланской базилике, где в 395 году упокоился и сам Амвросий. В 835 году архиепископ Милана Ангильберт II поместил мощи двух братьев и святителя в новом порфировом саркофаге, где и они и были обнаружены в январе 1864 года. В настоящее время мощи Гервасия, Протасия и Амвросия покоятся в открытом виде в крипте базилики Сант-Амброджо.

Необычные обстоятельства обретения мощей способствовали быстрому распространению культа святых Гервасия и Протасия по всей Европе. Около 400 года церкви, освящённые в их честь, существовали в Мане, Руане и Суассоне. Папа Иннокентий I освятил в их честь одну из римских базилик.