Новости прихода

Беседа о силе Божией, в немощи совершающейся

Беседа о силе БожиейПока мы не будем заставлять себя помнить о том, что мы – только творение Божие, через которое действует Бог в этом мире, будем всегда терзаемы этим миром и отчаиваться в этом терзании. Этот мир воспользуется нашей непросвещенностью. Он знает, что мы не очень сведущи в учении Церкви, в Священном Писании, святых Отцах. Но мы должны знать, что если мы помним, что мы – творение Божие и пребываем с Богом, это терзание мы тоже переносим с нашим Творцом. Но если мы забываем об этом, то это терзание приводит нас к отчаянию. В сегодняшнем апостольском чтении мы слышали, как мир сильно терзал апостола Павла, но он говорил: я только этим и хвалюсь, что меня мир терзает, побивает. Чем похвалюсь? – немощами своими, гонениями.

Все наши трудности – слава Божия, только надо правильно их понимать. Господь нас любит и поэтому охраняет нас, чтобы мы чувствовали, что мы немощны. Как хорошо говорить: Господи, да будет воля Твоя. А разве сильный скажет: да будет воля Твоя, Господи? – Нет, он сам может! Человек, который живет в комфорте, думает, что он силен, но на самом деле он немощен. Сильные этого мира думают, что все имеют. Несчастные! Потому что это все – ложь. Имеет тот, кто имеет вечное богатство. А кто имеет временное, он его все равно оставит, и оно ему не послужит, даже если весь мир приобретет, как Господь напоминает нам.

Учение Церкви о творце и творении, о том, что Господь создал этот мир для того, чтобы человек его совершенствовал. Человек, творение, ничтожен, Божьей благодатью совершенствует мир, получивший еще в раю заповедь взращивать рай! Через чрез человека, который творение, ничто, совершенствует Бог мир. А если ничто само, без Бога совершенствует – то, чаще всего, придумывает то, что приводит к катастрофам. Что такое конец мира? – Творение, человек без Бога совершит конец мира. Вот что такое ничто! Есть ничто, через которое изливается на этот мир благость Божия, а есть ничто, которое совершает неугодное Богу и приводит мир к разрушению. Вот как сложен этот вопрос!

Повторяю, этот лукавый мир не упускает возможности пользоваться нашей непросвещенностью. Когда мы будем просвещены, мы будем понимать, что такое смирение, что такое гордость. А когда человек не просвещен, он говорит: смирение смирением, но что-то надо делать. А апостол Павел бы на это ответил: и что же, останемся такими темными? Ты понимаешь, что ты не от света это сказал! Непросвещенность приведет нас к действию самовольному, потому что мы будем думать, что вот так должно быть! Но что наш ум в сравнении с Божьим умом! – Пустота, ничтожество! Но он часто себе думает гордо: вот так должно быть, или по-другому. Это от непросвещенности, иначе мы бы сказали как апостол Павел: буду хвалиться только немощами, чтобы сила Божия пребывала во мне.

Если мы будем начинать с просвещения своего ума и понимать, кто мы в этом мире, что-то или ничто, то мы познаем истину. А если мы будем мнить о себе – мы уже вне учения о творении. Бог дал человеку свободную волю, но Он наградил его и Своим образом, и Своим подобием, и человек имеет все возможности быть послушным орудием Божиим и совершенствоваться, освящаться, обоживаться. Апостол Павел – послушнейшее орудие Божие, когда говорит: я сор для этого мира, прах, до ныне попираемый. А мы кто с вами? – Чаще всего, как коринфские христиане: уже царствовать научились! Апостол Павел, ученейший человек своего времени, называет себя прахом. Попробуйте сказать такое о себе! Нас гордость приводит часто к мыслям: да нет, я же в церковь хожу, я же Богу служу! Лезет это в голову, или нет? Гордый не говорит о себе: я получил, как сегодня апостол Павел обличает коринфских христиан. Гордый всегда говорит: я сделал! Поэтому гордые, как и коринфские христиане, и царствуют, потому что думают, что это они делают!

Кто мы по существу, по учению Церкви, и кто мы по нашей воле? Две реальности: объективная и субъективная. Как наша субъективная реальность соответствует реальности объективной? У апостола Павла – полное соответствие.

Очень важно помнить, что без Бога мы ничто, а с Богом – все. Этот путь очень длинный. Он связан с верой. Мы можем говорить о себе: я прах, но потом думать: а нам надо жить в мире, устроиться в нем, – и прах начинает действовать гордо. А если есть вера, она нам всегда будет напоминать: да, как прах, надо смириться. Надо успокоиться. Терпеливо все перенести. А когда веры нет, или она слабенькая и ничтожная, тогда некому нам напомнить, и мы тогда витаем под небесами, потому что мы свободны от Закона Божьего. Вера – это закрепощение нас в Самом Творце, в самом Его порядке мира. Мы закрепощены через веру в этом порядке мира. Бог действует через человека для того, чтобы совершенствовать мир. Вот что вера говорит!

И если этого закрепощения в Законе Божьем у нас нет, то трудно быть смиренным. Само собой смирение не придет. Вера и наше сознание, что мы творение, ничто, взаимосвязаны. Их никак нельзя рассоединить. Только верой мы можем сказать: я ничто без Бога. А без веры это будут слова. Но внутри будет старый человек, распоясанный, который будет говорить: слабость слабостью, но надо что-то делать. Апостол бы ответил: и что, останемся во тьме?

Это длинный путь, преодоление себя. Потому что память о том, кто мы, кто человек, для чего он создан, какова цель его жизни, помогает вере нашей. Вера не может возрастать без этого акцента в нашей душе. Мы верим в Бога, а не в себя. Если я верю, я верю в то, что есть Один Бог, Кто действует, Кто есть сила. Если я верю, что Бог Один, то это в моей душе делает постоянный акцент на истину: а что есть истина сама по себе.

В плюралистическом мире много истин, но если мы говорим о христианстве, истина у нас одна – только Бог. Человек сам по себе как творение не может быть истиной, потому что истина – это то, что есть. А есть только Бог, Который Сам о Себе сказал пророку Моисею: Я есть Тот, Кто есть — Яхве. Человек никогда не может сказать, что он есть тот, кто есть. Даже безбожнику скажите: ты тот, кто есть? – он скажет: хорошо было бы, если бы так и так было. Потому что он изменчив. Тот, кто есть, не может быть изменчив. А человек не может быть чем-то, потому что он сам в себе видит, что минуту назад он был один, а сейчас – другой. Как наука, которая сегодня говорит одно, но вчера говорила другое. А истина неизменна. Истина всегда — одна полнота всего, и она есть.

Если мы христиане, мы будем помнить, что истина есть, она объективна, но она может быть и в нас. И мы также можем быть в истине, не самой истиной, но в истине, и наполнены ею, тем, что есть, а не тем, чего нет. Это – очень важный момент для духовной жизни, изменчивость внутри нашего сердца. Человек, который ищет истину, все меньше и меньше становится изменчивым, у него есть твердость: это истина, а это ложь. А если нет Бога – каша внутри, и человек не познает истину, потому что остается изменчивым. Истина – это неизменяемость. Если мы нашли истину изменяемую – пойдем искать истину настоящую.

В этом – смысл духовной жизни: преодолеть эту изменчивость в своем сердце. Мы не преодолеем ее, если будем жить по своей гордости, по своим понятиям, потому что истина там, где нет колебаний, сомнений. Сомнение кричит: истина, уйди! А вера: истина, вот она, Евангелие, Христос, то, что я ищу! Что такое вера в жизни человека? – Это постоянный императив: вот так должно быть, как говорит Евангелие. И не иначе! Ибо что такое Евангелие? – Именно так, как оно говорит, должно быть в жизни человека, а не иначе. Тогда Евангелие исполняется. А мир сей говорит: может быть как угодно. Секулярный человек говорит: живи как хочешь, только ближнему не мешай. Выбирай любую истину. Вот как страшно в плюралистическом мире, где миллионы истин! А у христианина одна.

Также и нам трудно оттого, что мы живем в плюралистическом мире, слышим многое и по многому оцениваем многое, вместо того чтобы оценивать только по вере. Здесь-то нам как раз и нужно это учение апостола Павла о немощи. Истина – это Сам Господь. Она ждет сердца, которое открывается. И Господь входит и сотворяет вечерю в нем, то есть соединяется с ним, внося в него радость и удовлетворение. Истина творится сердцем неизменчивым. Если мы христиане, мы всегда говорим: божественное откровение, Священное Писание, священное предание, учение Церкви, святых отцов – это вся моя жизнь. Это неизменно. И истина любит такое сердце. Господь входит в такое сердце и сотворяет вечерю в нем. Такое сердце познает, что такое немощь. И нет другого пути в плюралистическом мире.

Сказать, что я – немощь, – это высота, слишком высокая для нас, для нашей гордости, но высота, поставленная именно для нас. Господь любит сердце, которое доверяет Ему. Современному человеку нам трудно свидетельствовать об истине и говорить: Божественное Откровение, Священное Писание, которые требуют одного и не дают ни влево, ни вправо отойти от предписываемого в Слове Божьем. А современный человек привык все совершать, как ему хочется, поворачивать и влево, и вправо все в своей жизни – как только ему захочется.

Да, наше сердце изменчиво, хочет и влево, и вправо, и вверх, и вниз. Вот таковы часто бывают и христиане. Им тоже всего хочется! А настоящему христианину ничего не хочется, только шаг за шагом исполнить Евангелие. Это длинный путь, это работа над нашими гордыми сердцами. Сколько всего лезет в голову, сколько сомнений! Ужас, катастрофа. Верующий человек имеет только одно направление – Евангелие. А у нас – Евангелие в общем, а вокруг него есть кое-что другое. Этого не должно быть.

Почему нет смирения, почему мы не можем хвалиться своими немощами? – Потому что мы должны благодарить Бога за все нестроения, за все терпения. Надо подставлять левую щеку ударившему нас в правую. Апостол Павел говорит: буду хвалиться немощами своими, чтобы во мне пребывала сила Христова. Это принцип, иначе мы не достигнем совершенства. Но все зависит от нашей веры, нашей любви. Сказать я немощен и не преодолеть в себе эгоизма невозможно. Как сказать немощен, если внутри все кричит? Немощь же не скажет ближнему: должно быть так, так и так! Немощь скажет: я – прах, доныне попираемый, послужу ближнему, помогу ему, поделюсь с ним.

Работа должна совершаться над нашим сердцем 24 часа в сутки. Все начинается с нашей веры, нашего принципа. Если есть принцип твердого исполнения Евангелия, уже Господь есть в нашем сердце. Если мы верующие православные христиане, для нас Евангелие в центре всего. Апостол Павел в центре всего. Потому что он призывает подражать ему, как он подражает Христу. Какая борьба прошла в его сердце! Но главное, он никогда не кривил, он видел недостатки и всегда в своем сердце, видя этот недостаток, стоял с ним перед Богом. И хотя он был гонителем христиан, и самым первым из них, он стал также и самым первым распространителем христианства. В сердце он не сходил с поиска истины. До своего просвещения Господом Христом Спасителем на пути в Дамаск он никак не мог найти истину, но он был ревностным. Поэтому он был ревностным как гонителем, так и распространителем христианства, потому что никогда не успокаивался, пока не успокоилось его сердце в Самом Господе, как говорит блаженный Августин.

Христос говорит: вы есть свет миру. Господь совершенствует этот мир, но не столько материальный, сколько души наши. А когда души преображены, у преображенных душ и мир будет преобразовываться. Господь действует через преображенные души и приводит все к большему совершенству, начиная с душ. Материальный мир полностью зависит от души человека, которая в последние времена так водворится во зле, что приведет мир к концу. Конец света делает злой человек. Не может добрый человек привести мир к концу. В добром человек действует Бог, он совершенствует мир, преображает его, ведет его к вечному совершенствованию.

Но, к сожалению, зло будет настолько действовать в человечестве, что соблазнит его на путь жизни без Бога, которая сама по себе есть ад. Если человек живет без Бога, — хотя, конечно, Господь всех хранит, — но такой человек является началом конца мира. Потому что он вне самого творения. Бог не действует через него.

Мир создан Богом. Но Господь увенчал мир творением человека. Человек – венец творения. Человеку поручен этот мир. И если Господь ему поручил мир, он не может это изменить. В этом – сам порядок мира. Поэтому все зависит от воли человеческой. Человек, который пал в грех, к сожалению, этот мир приведет к концу. Грех отделяет человека от Бога, выводит его из порядка мира и, естественно, если человек вне самого порядка мира, он не может положительно действовать, потому что само выхождение человека из этого порядка – это уже разрушение его. Конечно, человек кается и многие спасаются. Но это нарушение порядка настолько глубоко, что человек поддается лжи, поддается мысли, что он сам, без Бога совершенствует мир.

Мы – не от мира сего, — напоминает нам Господь. И на Святую Землю мы паломничаем для того чтобы коснуться будущего века. А что же мы делаем в этом мире? В этом грешном мире, где царствует диавол, мы строем мир, в котором царствует Бог. И кончина мира – это не есть кончина всего. Это есть кончина старого мира, грешного, и начало нового мира. Мы чаем нового неба, новой земли, как говорит нам Священное Писание. Мы не просто верим в воскресение мертвых и жизнь будущего века, мы ждем их от всего сердца. Христианин ждет его с нетерпением. Чает, ожидает.

Царство Божье внутри нас есть. Что общего между нами и этим миром? Мир живет своими страстями и хочет их развивать, а мы хотим страсти умерщвлять. Есть искушения, которые нашей немощью преодолеваются. Что такое конец мира? – Конец грешного мира. Церковь нас этому учит. Православный христианин не от мира сего в мире сем для того чтобы этот мир просвещать, ловить человеков для Царствия Небесного. Церковь на земле – это Небо на земле. Мы не только ничего общего не имеем с землей, мы по существу не земля, а небо, которое живет своей жизнью, вечной. Господь сказал: кто ест Мое Тело и пьет Мою Кровь, не увидит смерти вовек. Мы не в этом мире. Когда придет будущий век, все будет в совершенстве. Но от нас зависит, насколько мы в будущем мире, будущем веке.

То, что делают христиане, не только не пропадет, но будет вечным. Кто вашу любовь может украсть или разбить? Может потрепать вас внешне, но любовь все равно вырастет. Чем больше ее треплет, тем больше она растет. Апостол Павел говорит: его гонят, он в голоде, в холоде, и это существо. Когда он говорит о том, что он сор для этого мира, прах, до ныне попираемый, это истина, которая не проходит. Она есть. Прахом до ныне попираемым может быть только человек с Богом. Господь на Кресте для чего? – Для того чтобы нам показать: мы будем прахом, доныне попираемым. Но надо вырасти для этого, справиться со своими замашками.

Может ли прах сказать: ближний виноват? Христос на Кресте висит, умирает, и поэтому в Нем немощь становится силой. Немощь есть сила. А сила человеческая оказывается настоящей немощью. Как страшно, когда человеческая сила громит, а потом оказывается, что это все ничто. Прах доныне попираемый – это меня бьют в правую щеку, я подставляю левую. Вот какое смирение! Без Бога оно невозможно. Без Бога человек должен защитить себя. А верующий разведет руками и скажет: у меня Господь защитник, у меня нет проблем. Но для этого надо верить, надеяться, любить. Работать над своим духовным состоянием, над своей любовью.

В душе верующего человека все делает Святой Дух. Мы только каемся в своей гордости: Господи, прости, что я подумал, что это я сделал. Я – раб непотребный. Почему верующий человек, следуя Евангелию, так говорит? – Потому что он творение, он ничто. Прах попираемый. Христианин в этом мире все время трудится, многого достигает и говорит: Господи, прости меня, недостойного. Ты, Господи, дал мне.

Бог действует в человеке и совершенствует этот мир. Свет миру – это значит Бог действует в сердце человека и изменяет души человеческие. А если души человеческие изменяются – вот это совершенный мир. Когда совершенствуются души, все становится золотым, даже прах. Даже прах. И христианин даже к праху относятся бережно: творение Божие, должно быть все в порядке.

Мы можем многое делать в мире, но мы искушаемся и думаем, что мы это все делаем. Христианин может многое совершить в этой жизни. Но сказать затем: раб непотребный. А как мы часто думаем: да, непотребный, но что-то сделал! Хвалиться немощами – значит осознавать, что мы творение и светим в этом мире, когда хвалимся немощами и говорим: прах, до ныне попираемый.

Но почему мы по-земному думаем, на все смотрим? Христианин, будучи не от мира сего, ищет успеха не в сем мире, а в будущем. Он радуется достижением того, что его обогащает в Боге. Как говорит апостол Павел: богатейте в Боге. Даже если вы приобретете весь мир, а душу погубите – что вам от этого? Для христианина успех в этом материальном мире – ничто. Он все делает, чтобы быть успешным, но не в этом успехе существо видит, а видит успех своей любви. Он любит Бога и поэтому безукоризненно, совершенно все делает, совершает в этом видимом материальном мире. Когда он слушает Бога – он обретает второй талант, трудится. Это значит, он богатеет в Бога. И какой бы ни был успех на земле, он никак не может сравниться с богатством любви. Христианин радуется не тому, что он что-то достиг, а тому, что он Богу угодил, совершает волю Божию, то, что ему Евангелие говорит, совершенствуется в любви, смирении. Смиренному куда выше достижение в смирении. Любые успехи в этом мире несравнимы со смирением, ибо смирение бесконечно велико в сравнении с маленькой точечкой земного успеха. Верующий радуется единству с Богом. Вот почему он говорит: раб непотребный, сделал то, что должен был сделать.

Надо ценить немощи. А для немощи не нужен комфорт! Как хорошо было бы, чтобы среди комфорта, который у нас есть, мы чувствовали наши немощи! Поэтому к чему влечет комфорт? – к тому, что всего хочется, всего надо! Комфорт для такого земного человека становится силой, защищенностью, удовлетворенностью во всем. Он говорит, я не нуждаюсь ни в чем! А кто такой прах попираемый, то есть верующий человек? – Он только нуждается и просит Бога о помощи.

Поиск удобств в материальном мире – это перечеркивание духовности. Духовность хочет удобств в Боге. А удобство в Боге самое великое – это любовь: ударили в правую щеку — она подставляет левую. Самое большое удобство – перетерпеть ближнего. Перетерпел ближнего – простор для души. Так легко! Сам Дух Святой действует в душе.

Но надо вовремя искать удобств духовных. Христианин, который ищет удобства в этом мире – самый несчастный. Потому что найдя удобство – он понимает, что у него нет удобств! А христианин, который находит самое маленькое духовное удобство – обретает радость. Пожертвовал собой – обретает настоящее удобство! В материальном мире даже самые большие удобства не удовлетворяют, потому что надо еще большее удобство. А в духовном мире даже маленькие удобства удовлетворяют, потому что человек, совершивший самое маленькое, понимает, как это велико в его жизни. И мы должны складывать в своей душе эти понимания, эти познания. Они должны оставаться в душе, и мы должны себе сказать: не буду хотеть, чего я хочу, а буду хотеть того, чего Бог хочет. А Бог хочет любви. Хочет, чтобы мы шли путем сознания своей немощи, которой мы хвалимся, следуя призыву апостола Павла. Пока мы не совершаем этого, наша жизнь остается жалкой.

Мы, христиане, можем многое в себе изменить, но не совершаем этого и печалимся. Потому что не идем путем духовного роста, духовного сосредоточения. Это работа, длинный путь.

Борьба с собой – это очень трудно. Это иногда бывает невыносимо трудно, потому что касается глубины нашего сердца. Труд в нашем сердце никто другой не совершит, кроме нас. Если мы хотим, чтобы наше сердце менялось, мы должны работать над ним. Мы должны все больше и больше помнить о том, с чего мы сегодня начали – что мы творение Божие, и только будучи послушны Богу, мы можем быть наполнены силой. У христианина немощь наполняется силой Божией, а у безбожника немощь наполняется немощью – то есть, удваивается.

Человек, который ищет удобств, никогда не будет доволен, и чем больше он будет иметь удобств, тем больше будет недоволен. Но все зависит от нас, какова наша немощь, в Боге, или в нашей гордости. Что наполняет нашу немощь, та же самая немощь, или Сам Господь действует в ней. Все наши усилия прийти к исповеданию немощи по-настоящему – это работа над нашими мыслями, чувствами, желаниями. Духовная жизнь – это мысли, желания, чувства. Ни одно действие не бывает без наших мыслей, желаний и чувств. Грех не только в том, что мы совершили, а прежде всего в том, о чем мы лукаво думаем, что недоброго мы допустили в голову. Немощь в Боге – это сила, а немощь в немощи – это ужас. Немощь нам дана не для немощи, а для силы. Апостол Павел напоминает нам: буду хвалиться своими немощами, чтобы сила Христова во мне совершалась.

Oxi доска бесплатных объявлений украины buysell.com.ua.