Новости прихода

Беседа о зове Божьем и о воспитании

Беседа о зове Божьем и о воспитании…Для нас, живущих в светском мире, тема о званых и избранных очень актуальна. Человек, погружающийся в блага мира сего, откладывает духовное делание на потом. Приезжают на заработки и говорят: я буду дома в церковь ходить. Я сюда приехал заработать деньги. И они становятся такими же, как и отказавшиеся от пира из притчи, которая прозвучала в сегодняшнем евангельском чтении. Мы должны помнить, что вечеря Господня готовится Господом для нас, для званых. Что значит быть зваными и избранными? – Значит, отзываться на призыв Господа на вечерю. Вечеря готовится для нас, для людей, и если мы не откликаемся, сердце наше черствеет. Совесть обличает нас. Сколько раз мы не послушали совесть? Вы поняли, где этот зов Божий? Сколько раз мы уподобились званым и отказавшимся?

Человек приехал в Италию заработать деньги и говорит: я буду дома в церковь ходить. Вы думаете, это так будет? Надо спросить: а что у нас на первом месте? Когда человек кричит: не могу, я занят – значит, прикрыл совесть. А потом говорит: Господи, где же Ты? У меня ничего не получается. Я хотел этого и этого, а его нет. И ропот. Потому что забыли о самом главном. А если не забываем о самом главном – никогда ропота не будет. Потому что главное будет насыщать. Кто ропщет? – Голодный, который ищет земных благ и никак не может ими насытиться, и ропщет: Господи, дай мне еще то и то…

Человек, который обретает небесное, всем доволен. Даже ничего не имея. У него сердце полно радости, у него все есть. Что надо православному христианину? – У него небо есть! Значит, он успешен настолько, насколько ему Господь благословляет в земной жизни. Планы строит земной человек, который не насытился и не может насытиться. У него всего полно, он даже не успевает вспомнить, что у него есть, а ему еще надо, и он не может быть доволен. Господь прямо говорит: если ты весь мир приобретешь, а душу погубишь, что тебе от этого? Если ты в жертву земной печали приносишь небо? Отказаться от призыва прийти на вечерю — это значит, принести в жертву земле небо.

Смиренный спокойно садится на последнее место, видит себя недостойным, а мы хотим видеть себя хоть сколько-нибудь достойными, не совсем на последнем месте. Тема о званых и избранных непонятна. А вот кто чем занят, где его сердце, сколько раз мы отказываем своей совести понятна. Вечеря это не только литургия, но и всякая наша встреча с Господом, и молитва прежде всего. Это особенно актуально в современном мире.

Помните, 9 лет назад я вам сказал: не надо возвращаться, надо посрамить диавола. У Сан Карло мы сидели. Это было начало, а начало дает сегодняшний день. Мы в очередной раз были на улице с престолом, там причастились, поисповедовались, все успели, нас тогда уже было много, человек сто. Мы говорили о благах мира сего и о духовных благах. И вы тогда сказали: а что же нам делать, мы же погнались за деньгами? Возвращаться обратно? – А я сказал: ни в коем случае. Давайте посрамим диавола, обратим все эти блага в пользу духовности. Мы, конечно, ничего особенного не достигли, но достигли того, что знаем, куда идем и для чего идем. Конечно, если будут гонения, будет очень сложно. Все можем стать мучениками. Такой была древняя церковь. Все томились в тюрьме. Вот радость! Кто Гервасий и Протасий? – Одни из тех, кого посадили в тюрьму, потому что они христиане, искали небесного, а не земного, среди других христиан. Они сподобились мученического венца. Конечно, по-разному было.

Если мы говорим о званных и избранных, мы говорим о нашем сердце. Чем оно занято? А вдруг оно тоже говорит: я купил землю, мне надо пойти посмотреть ее. Что такое купил землю? – Делишко какое-то срочное. А диавол подсказывает: ты же на службу успеешь, а это может пройти, пропадет. Покаяться успеешь, а если этого не возьмешь – может не быть завтра. Чем больше пройдет времени, тем больше будешь каяться. Не спеши! Или вечеря, или делишко. Вечеря Господня подождет, а делишко срочное. Диавол подсказывает: молитва не уйдет.

Мир предлагает делишки. И как наше сердце занято этим предложением! Занято чем угодно, только не вечерей Господней. А вечеря Господня пусть себе будет. Я же приехал сюда деньги зарабатывать! Когда человек к этому склонился, его сердце черствеет и начинает закрепощаться в земном. Пропустил один, второй, третий раз, а потом это стало привычно, нормально. Человек, не слыша угрызения совести, все откладывает.

Если мы прислушаемся к совести, Господь нас благословляет. Откликнуться на зов Божий – значит, мы получаем самое большое насыщение для нашего сердца благодатью Божией, и приложение всего земного. Мы не знаем, как Господь управит, но мы знаем, что Он благ, слышит нас и дарует нами просимое. Не всегда Он дарует так, как нам хочется, чаще всего – так, как мы это не можем предвидеть, но часто куда больше, чем мы просим. Мы по своей ограниченности и немощности просим практически ничто в сравнении с тем, что Господь нам дарует. Господь дарует нам вечную жизнь. Мы просим то или иное, и Господь посылает нам, другими путями, чтобы показать, что наши просьбы для нашей жизни того или иного, очень мизерные, а Он нам дарует несравнимо больше, не столько в земном, сколько в небесном. Но даруя нам небесное, помогает нам и в земном.

Когда человек в земном трудится и забывает обо всем на свете, он теряет свой покой, равновесие, приобретает отчаяние. Верующий человек, который этого не имеет, выигрывает. Поэтому если вам трудно, если что-то не получается, это не значит, что это не получится вообще. Вы не знаете, как Господь управит, но знаете, что Он управит во благо, и даже лучше, чем мы думаем, даже в этом земном деле. Быть довольным малым и быть недовольным большим – две большие разницы. Лучше быть довольным малым, чем быть недовольным большим. Господь говорит: будешь доволен малым – над большим тебя поставлю.

Господь зовет нас, но как мы откликаемся на зов Божий? Когда мы говорим о вечере, мы говорим о том, чтобы приложить усилия для того, чтобы оставить свои земные попечения и прийти ко Господу. У нас есть заповедь Божия: шесть дней трудись, а седьмой день отдай Господу Богу. Что у нас на первом месте, и что на последнем? Где мое «Я»? – Все мои земные нужды должны быть не на первом месте, потому что Господь должен быть на первом месте.

Материальный мир нас закрепощает в земных желаниях. Сегодняшняя притча нам напоминает, что легко можно уподобиться отказавшимся званым. Куча желаний, заданий, возможностей у нас, и не успеваешь. А христианин первое место отдает Богу, а остальное – после этого. Притча эта говорит о духовном порядке в нашей жизни. У нас есть литургический год, литургический ритм, духовные основы нашей жизни. Если это стоит впереди всего и ничего земное с этим не может сравниться, значит, мы откликнулись на призыв Божий. Однако чаще всего у нас раздвоение, мы хотим и быть в литургическом году, и не отстать от мира сего.

Жить в материалистическом мире, не следя за своей духовной активностью, невозможно, потому что мир работает над нашим сознанием. За порогом храма попробуй уследить, что куда тянет! И даже в самом храме тянет. К соблазнам, к прелестям этого мира, которые работают над нашим сознанием, все больше предлагают земное. Наша духовная жизнь в мире будет очень испытываема, и чем дальше – тем больше, потому что будет больше прелестей. Нам придется быть более духовными, потому что куда не глянешь – все может захватить тебя. Первые христиане жили в языческом мире, где тоже были одни искушения. У христианина все неугодное Богу запрещено, а в мире все разрешено. Мир нас заставит быть очень духовными, верными Господу. Жить в совершенно другом мире.

Как объяснить это детям? Пока дети не будут жить в другом мире, они будут разрываемы между Богом и миром. Невозможно дальше в этом мире раздваиваться на земного и небесного. Иначе мы будем попадать в ловушки. Мир же завораживает! Витрины, бигборды… Этих ловушек будет так много, что мы, попадая в них, будем все печальнее и печальнее, потому что будем знать: нельзя, а мы там! Начиная с брака. Нельзя, а молодые люди там! (В блуде). Верующий человек знает, что нельзя, а хочется!

Не надо думать, что Церковь – это гетто. Церковь открыта в мир, она по природе не может быть закрыта. Как сектанты: они закрываются и теряют очень много. Церковь же имеет миссию нести Евангелие в мир. Но как сохранить детей и молодежь от мира, помочь им не поддаваться прелестям? Они живут в этом мире. И наше испорченное сердце все время спорит с совестью. Совесть говорит: нельзя, а сердце – ну хоть чуть-чуть! Это – наше раздвоенное состояние. Есть ловушки, из которых выйти очень трудно. Раздвоенное состояние – это постоянная печаль. Нельзя – а мы там.

Верующий человек для светского, живущего в блуде, который отказывается от прелести – ненормальный и опасный, белая ворона. Несет с собой синдром брака. А ему не хочется брака, он хочет быть свободным. Им нравятся христиане, которые на пограничном состоянии, таких они терпят. А христиане, которые ни-ни – это беда. Им очень нравится современное христианство, некоторые современные родители, которые говорят: пусть попробуют, поживут без брака, лучше узнают друг друга.

Плюралистический мир не принимает христианство как исключительную религию, а принимает как одну из многих, и даже не самую лучшую. Там Христос будет в конце, а впереди – светлые светские лица, которые емко говорили. Мир принципиален в этом.

Состояние раздвоенности не может длиться долго. Христиане будут становиться все строже духовно. Детей нельзя сохранить, пребывая в пограничном состоянии раздвоенности. Мир работает потому, что он принципиален. Мы теряем детей из-за своей не-принципиальности. Если дети видят, что у папы и мамы и то, и то можно, то лучше жить в светском мире, там спокойнее. А то папа и мама дрожат, до какой меры можно, надо покаяться, но хочется и продолжить… Особенно между супругами, которые непонятно как живут. Все это отпечатывается на детях. Если вы раздвоены, вы не сможете цельным ребенка воспитать. Он будет еще более раздвоенным. Но если вы будете жить цельной христианской жизнью, ребенок вырастет в два раза сильнее, будет ревностным, менее испорченным.

Чтобы сохранить детей и молодежь, мы должны быть принципиальными, оставить пограничное состояние раздвоенности. Большинство христиан так живет. Чего только не допускают в своей жизни! Чтобы стать принципиальными, послушаем, что ап. Павел говорит в сегодняшнем апостольском чтении: «Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления, в которых и вы некогда обращались, когда жили между ними.

А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его… Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего [облекитесь] в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3).

Христианину предлагают земные прелести, а он говорит: у меня есть небесные! Если же мы в пограничном состоянии – ребенок возьмет от земного больше. Маме и папе можно было немножко, а я возьму больше. Насколько вы себе позволяете – ребенок возьмет в два раза больше, потому что он растет на вашем примере, не соседа, а мамы и папы.

Чтобы сохранить детей и молодежь, нужна принципиальная духовная жизнь. Что нет – то нет, а что да – то да. А то у нас и да, и нет, и все нормально. Верующие во Христа облекаются в нового человека, познавая, что есть образ Божий в нем. Милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение – вот что сохранит нашу молодежь. И облекитесь прежде всего в любовь. И мы не можем продолжать раздваиваться, оставаясь полу-светскими. Или светско-верующими.

Мы никуда не двинемся, пока не будем любить друг друга всем сердцем нашим. Мир быстро уловляет детей и молодежь. Если мы им не поможем своим неземным состоянием, их мир очень быстро захватит в свои объятия. Ребенок интуитивно видит ваши сомнения, отчаяние, гордость. Так же, как он видит твердую веру, надежду и любовь. Он в два раза больше этого хватанет. Если вы боретесь, это ему так видно, так приятно. Как хорошо: мама и папа сдержались, благостные, улыбаются, радуются. Воспитывает ребенка ваше внутреннее состояние, ваша радость, ваша улыбка. А как вы можете улыбаться, если совесть кричит, и хочется, и нельзя?

Если вы будете более благостными, милосердными, смиренномудрыми, не мыслящими о себе кто знает что – сохраните детей. Если будете смиренномудры, считать себя рабой непотребной – ребенок будет одна благость, ласковость. А если будете потребной – будут одни иголки, не будете знать, с какой стороны подойти. Если вы себя смиряете, говорите, что все Господь дал, просить у Бога смирения, будет благостный, ласковый ребенок со всех сторон. Ничего не сможет войти в ваше сердце, если вы принципиально не будете отвергать грех. Сердце эгоистично, в него надо вкладывать Евангелие.

До какого времени можно делать ремонт в квартире в Томске. Смотрите http://www.astax.com.ua стоимость ликвидации ООО.