Новости прихода

Рассказать взрослым о Ковчеге

Рассказать взрослым о КовчегеРассказать детям о Ковчеге – что может быть интереснее! Праведник зовет людей и зверей потерятся в водах без берегов, чтобы найтись для новой земли и нового неба. Этот сказ слушали на ночь, раскрыв рты, еще вавилонские детки от своих шумерских бабушек. Но Моисею – а стало быть, и еврейским деткам, – Бог рассказал все намного точнее; то-то расспросов, должно быть, было! А позвал ли Ной кита? А не забыл ли он кого? А все ли звери согласились идти на корабль?

Как-то раз в селе Лишня Макаровского района взрослые собрали детей в доме по имени «Ковчег» (храм и скит преп. Параскевы Сербской) и стали пытаться им все объяснять: и про кита, и про кота… Эта попытка была вполне естественна, ведь на Киевском летнем богословском институте, где это происходило, все всегда пытаются друг другу что-нибудь объяснить, или хотя бы дать понять, что что-нибудь необъяснимо. И все же, взрослые – Лида Лозовая, Саша Межевикина и проч. — были не такие старые, чтобы в подробностях помнить о Потопе, так что пришлось детям помочь: сначала они рисовали, как Бог создал планеты и звезды, потом что-то рассказывали, потом пели тропари на покаянные и радостные гласы, для наглядности купались в пруду, – в общем, в конце концов пришлось представить всю драму в лицах.

Спектаклю заведомо повезло: тут были настоящий сценарист ― поэт и музыкант Владимир Каденко; настоящий режиссер ― Александра Голубева, которая собаку съела на постановках в детдомах (собака была не настоящая); настоящий богослов Александр Филоненко в роли Ноя (в бороде из лилового парика он был величествен!);настоящий киношник Александр Дирдовский с внушительной камерой и даже микрофоном. Наконец, настоящий Ковчег, сконструированный – «из прочнейшего дерева гефер» – и раскрашенный всем миром: всякое дыхание само рисовало какую-либо зверюшку и каюту для нее.

Получилось хорошо. Дети (ну, некоторые из них условно «дети») весьма вдохновенно пели и показывали, как взрослые отпираются, когда их куда-то зовут и от чего-то отвлекают. Бобер предлагал отделаться постройкой плотины, поросята советовали строить Ковчег из камней, чтоб надежнее, волки хотели кушать поросят, мышата хотели удирать от котят, еж и медведь без конца запасали провизию, лиса пела романс, великолепно щелкая зубом, –однако, всех наконец вразумили, собрали, устроили; пошел дождь, корабль поплыл, и как-то все угомонилось…

«Прошло 150 дней», «прошло еще 40 дней», «прошло еще 7 дней», –

И вот уже в синее небо взмывают белые скрещенные ручки с радугами в клювиках:

Сизый, лети, голубок,
В небо лети голубое,
Ах, если б крылья мне тоже пожаловал Бог,
Я б полетел за тобою

Тут уж машут крыльями все, не только голубь Вика, ворон Роман да лебедь Серафима; а кто не может махать, бьют хотя бы в ладоши, ―

Да, мы не птицы, а жаль,
Жаль, что живем не крылато
Лишь поднимаю глаза, и на сердце печаль,
Будто летали когда-то…

Не стоит ли рассказывать эту древнюю сказку-не-сказку как можно более везде: в садиках, школах, детских домах, частично замещая первомаи, восьмомарты и дни сбора урожая? Чтоб на стене всякого дома, где есть дети, можно было смело написать: ЗДЕСЬ БЫЛ НОЙ. Рассказать детям о Потопе. Рассказать взрослым о Ковчеге!

Дарья Морозова

горизонтально-фрезерный станок 6р82 технические характеристики