Новости прихода

Святитель Амвросий на телевизионных экранах

Новый телефильм «S. Agostino»

Святитель Амвросий на телевизионных экранахДелать фильмы о святых – архисложно, намного сложнее, чем писать о них. Ведь каждый из нас уже каким-то образом представляет внешний вид того или иного Угодника Божия, тем более, что существует и каноническая иконография. Поэтому те, кто смотрел на рубеже января-февраля новую работу итальянских кинематографистов – фильм о Блаженном Августине (режиссер – канадец Кристиан Дагуэй), наверняка не мог избежать сравнений своего внутреннего визуального ряда с «героями» телеэкрана. Хотя, вероятно, от подобных сравнений следует отстраниться – ведь перед нами не церковная фреска, а нечто иное.

Главный герой нового фильма, как уже понятно из его лапидарного названия, «S. Agostino» – Блаженный Августин (следует не забывать, что в православной традиции святой Августин имеет эпитет Блаженный, что вовсе не является низшим ликом святости – как sanbeato, «блаженный» в Католической Церкви, предшествующий следующему, полному лику – santo).

Августина играют сразу три актера, соответствующие трем этапам жития. Главная «нагрузка» приходится на Алессандро Прециози, играющего Августина-«средовека». И играющего очень убедительно, блестяще: помимо замечательных физических данных, Прециози присущ редкий сейчас внутренний огонь, преображающий плоть. Хорош и пожилой актер Франко Неро в образе Августина-старца, святителя города Гиппона, осажденного вандалами. Странным образом Франко Неро имеет славянский тип внешности, и я помню, как про него, в одной из главных ролей в старом фильме «Сакко и Ванцетти», советский критик писал: «удивительно этот итальянец похож на нашего Максима Горького». Сейчас, в новом фильме, он стал похож на воцерковленного москвича…

Фильм заканчивается гибелью Августина во время осады со стороны вандалов. Гибнет и римский город Гиппон, одна из последних цитаделей Римской Империи, гибнет и сама Империя. Но ее переживут как сами сочинения Блаженного Августина, так и его глубокое почитание. Кстати, мощи св. Августина, перенесенные из Африки через Сардинию, почивают недалеко от Милана – в Павии.

Однако, если вернуться к проблеме убедительности, то самая главная, на мой взгляд, удача фильма – мать Блаженного Августина, Моника. Глядя на нее, слыша ее речи, думаешь: «Да, такой была Моника». Строгая, любящая, всепрощающая, обличающая. Актриса, ее играющая – Моника Гуэрриторе, названа в честь этой святой. Думаю, что ей это помогало. А нам, зрителям, помогало то, что в православии не существует ее иконографического образа.

Основная часть фильма проходит в Милане-Медиолане – в городе, куда Августин прибыл делать карьеру в качестве оратора императорского двора, и где с ним произошло обращение и Крещение через руки святителя Амвросия.

Святителя Амвросия Медиоланского сыграл актер Андреа Джордана. Сыграл достойно. Перед нами – мудрый и светлый муж. Он же – любящий, но и твердый пастырь. Первая встреча «героев» – Августина, тогда манихейца, и Амвросия, миланского епископа, – поставлена в центр всего киноповествования.

Августин, призванный к императорскому двору ради разрушения репутации Амвросия, вступает с ним в изощренный спор, утверждая, что он, как и всякий мыслящий человек, ищет истину. Амвросий озадачивает его обратным постулатом: «Это истина ищет человека». Следующий этап – посещение базилики и проповедь святителя, основанная на посланиях Апостола Павла. Затем – самостоятельное чтение этих посланий и встреча с христианским искусством – мозаиками, которые выкладывают в кафедральном соборе Милана. Окончательный переворот – присутствие Августина при ночной сцене насилия, когда по приказу императора-арианина солдаты пытаются отобрать у православной общины базилику (кстати, в фильме православных христиан упорно называют католиками…).

Следует Крещение, и у нас, живущих в Милане, есть воистину уникальная возможность – увидеть в подземельях Дуомо ту самую купель, в которой – погружением – Августин Блаженный принял святое таинство от Амвросия Медиоланского.

И Медиолан гибнет под натиском варваров, на сей раз – лангобардов. Но пройдут века и именно эти лангобарды пожелают иметь в своей Лангобардии (нынешней Ломбардии) мощи Августина Блаженного. Именно они и совершили их перенесение в Павию.

Михаил Талалай